Фэндом


Опровержение рациональной психологии в первом издании «Критики чистого разума» значительно подробнее и обстоятельнее, чем во втором и в последующих изданиях, поэтому я буду здесь пользоваться только им. В целом это опровержение должно считаться большой заслугой Канта, и в нем содержится много истинного. Тем не менее я уверен, что Кант только из своей любви к симметрии выводит понятие души из паралогизма чистого разума посредством применения постулата безусловности к понятию субстанции, первой категории отношения, и утверждает, что именно таким образом понятие души возникает в каждом способном к умозрению разуме. Если бы это понятие действительно происходило из предположения о последнем субъекте всех предикатов вещи, то наличие души следовало бы с необходимостью признать не только в человеке, но и в каждой безжизненной вещи, ибо и она требует последнего субъекта всех своих предикатов. Вообще же Кант пользуется совершенно недопустимым выражением, говоря о чем-то, что может существовать только в качестве субъекта, но не предиката (см., например: Критика чистого разума, с. 376; Пролегомены, § 4 и 17); впрочем, прецедент можно найти уже в «Метафизике» Аристотеля (IV, гл. 8). В качестве субъекта и предиката не существует ничего, ибо эти выражения принадлежат только логике и обозначают отношение абстрактных понятий друг к другу. В созерцаемом мире их коррелятами, или представителями, служат субстанция и акциденция. Но тогда искать то, что всегда существует только как субстанция и акциденция, нет никакой необходимости, ибо мы имеем это непосредственно в материи. Она — субстанция всех свойств вещей, которые суть ее акциденции. Она действительно — если воспользоваться только что вызвавшим наше порицание выражением Канта — последний субъект всех предикатов каждой эмпирически данной вещи, то, что остается после устранения всех ее разнообразных качеств: это относится как к человеку, так и к животному, к растению или камню и настолько очевидно, что не видеть это можно лишь при наличии детерминированного нежелания видеть. Что материя действительно прототип понятия субстанции, я скоро покажу. — Субъект же и предикат относятся к субстанции и акциденции, как закон достаточного основания в логике, к закону причинности в природе, и так же, как недопустимо смешение или отождествление вторых, недопустимо смешение и отождествление первых. Между тем Кант в «Пролегоменах», § 46, доводит это смешение и отождествление до высшей степени, чтобы вывести понятие души из последнего субъекта всех предикатов и из формы категорического умозаключения. Для того чтобы выявить софистику, заключающуюся в этом параграфе, достаточно вспомнить, что субъект и предикат — чисто логические определения, которые относятся единственно и исключительно к абстрактным понятиям, и притом по их отношению в суждении; напротив, субстанция и акциденция принадлежат к созерцаемому миру и его схватыванию рассудком, но обнаруживаются там только как тождественные материи по форме или качеству; об этом будет сейчас же сказано подробнее.

Противоположность, которая послужила поводом признать две в корне различные субстанции, тело и душу, есть на самом деле противоположность объективного и субъективного. Если человек постигает себя во внешнем созерцании объективно, он обнаруживает пространственно протяженное, вообще вполне телесное существо; если же он постигает себя в самосознании, следовательно, чисто субъективно, он обнаруживает существо водящее и представляющее, свободное от всех форм созерцания, следовательно, и без каких-либо присущих телам свойств. Тогда он создает понятие души, как и все трансцендентные понятия, именуемые Кантом идеями, тем, что применяет закон основания, форму всех объектов, к тому, что не есть объект, в данном случае к субъекту познавания и воления. Дело в том, что он рассматривает познание, мышление и воление как действия, причину которых он ищет; и так как тело он такой причиной считать не может, то полагает другую, совершенно отличную от того причину. Так доказывают существование души все догматики, от первого до последнего; уже Платон в «Федре» и Вольф: а именно исходя из мышления и воления как действий, которые ведут к этой причине. И лишь после того как посредством гипостазирования соответствующей действию причины возникло понятие нематериального, простого, нерушимого существа, представители этой школы стали выводить и демонстрировать его из понятия субстанции. Но само это понятие они предварительно образовали исключительно для этой цели с помощью достойной внимания уловки.

Вместе с первым классом представлений, т. е. с созерцаемым, реальным миром, дано и представление материи, так как господствующий в этом мире закон причинности определяет смену состояний; они же сами предполагают нечто постоянно пребывающее, изменения которого они выражают. Выше, говоря о законе постоянства субстанции, я, ссылаясь на сказанное раньше, показал, что это представление о материи возникает вследствие того, что в рассудке, для которого она только и существует, посредством закона причинности (его единственной формы познания) время и пространство объединяются, причем участие пространства в этом продукте выражается в постоянстве материи; участие времени — в смене ее состояний. Сама по себе материя может мыслиться только in abstracto, но не созерцаться, ибо для созерцания она всегда является уже в определенной форме и с определенными качествами. Субстанция есть дальнейшая абстракция понятия материи, следовательно, более высокий genus, возникает она вследствие того, что в понятии материи сохраняется только предикат постоянства, все же остальные ее существенные свойства — протяженность, непроницаемость, делимость и т. д. — отбрасываются. В качестве более высокого рода понятие субстанции содержит в себе меньше, чем понятие материи, но от этого оно не содержит, как обычно более высокий genus, больше подчиненного ему, ибо не охватывает наряду с материей ряд других низших generum; материя остается единственным подлинным подвидом понятия субстанции, единственно достоверным, тем, посредством чего реализуется и подтверждается его содержание. Таким образом, цель, ради которой разум обычно создает с помощью абстракции более высокое понятие, а именно чтобы мыслить в нем одновременно несколько различных по дополнительным определениям подвидов, в данном случае отсутствует; следовательно, вся эта абстракция либо совершенно бесцельна и бессмысленна, либо скрывает тайное намерение. Оно и обнаруживается, когда, подводя под понятие субстанции его подлинный подвид — материю, к нему присоединяют второй, нематериальную, простую, нерушимую субстанцию, душу. Неоправданное введение этого понятия удалось потому, что уже при образовании более высокого понятия субстанции был использован незаконный и не дозволяемый логикой прием. В своих закономерных действиях разум образует более высокое родовое понятие всегда только посредством того, что составляет несколько видовых понятий, и дискурсивно, с помощью сравнения, получает путем устранения их различий и сохранения их сходных свойств охватывающее их всех, но более бедное по содержанию родовое понятие; из этого следует, что видовые понятия всегда должны предшествовать родовому. В рассматриваемом же здесь случае все обстоит наоборот. До родового понятия субстанции имелось только понятие материи, из которого без какого-либо основания и, следовательно, оправдания, было незакономерно образовано понятие субстанции посредством произвольного устранения Всех определений понятия материи, кроме одного. И лишь затем рядом с понятием материи оказалось незаконно поставлено второе неподлинное подвидовое понятие. Для образования его требовалось лишь решительно выраженное отрицание того, что раньше молчаливо опускалось в более высоком родовом понятии, а именно протяженность, непроницаемость, делимость. Таким образом, понятие субстанции было образовано лишь для того, чтобы служить средством для незаконного введения понятия нематериальной субстанции. Следовательно, понятие субстанции очень далеко от того, чтобы считаться категорией или необходимой функцией рассудка; это совершенно излишнее понятие, ибо его единственное подлинное содержание уже заключено в понятии материи и в сопоставлении с ним оно содержит лишь пустоту; заполнить ее можно только незаконным подвидовым понятием нематериальной субстанции, ради которого оно, собственно, и было образовано; поэтому от него, строго говоря, вообще следует отказаться и повсюду заменять его понятием материи.

Примечания Править


Это основополагающая версия, написанная или оформленная участниками этого проекта. Но содержимое этой страницы очень близкое по содержанию предоставлено для Викитеки. Так же, как и в этом проекте, текст этой статьи, размещённый в Викитеке, доступен на условиях CC-BY-SA . Статью, размещенную в Викитеке можно найти по адресу: Мир как воля и представление-§П8.


Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики